«Любование клёнами на горе Такао»
(роспись ширмы, XVI век)
Кано Хидэёри



Павлова Мария – Лауреат I степени в номинации «Искусствоведение» Международного конкурса молодёжного и детского творчества «Образы хайку Мацуо Басё» - 2018.



Преподаватель Боровых Инна Владимировна, ДХШ №19 г. Кемерово

Красота есть строгая соразмерная гармония всех частей,
объединяемых тем, чему они принадлежат,- такая,
что ни прибавить, ни убавить нельзя, не сделав хуже...
Леон Баттиста Альберти

Япония – это страна, куда с ветром приносятся новые веяния, куда набегают далёкие волны и бьются о высокие грозные огнедышащие утесы, оживляя их. Японские мастера, стоящие у истоков зарождения искусства, были потрясены и находились под сильнейшим влиянием Китайской культуры, которая включала в себя ремесло владения письмом летописи, архитектуру, литературу и живопись. Высокое искусство каллиграфии, которое на протяжении долгого времени будет ключевым в искусстве восточных стран, в Японии так и останется основным. Китай принес в Японию Веру и затем вытекающее из неё Искусство. Творцы Японии воспринимали своё творчество как свою душу и сущность своего народа в чистом виде. Всё японское искусство – это следствие, шлейф их ни на что не похожей, глубокой философии. Дзен буддизм – это полное слияние с природой, изучение её не способом вмешательства, но способом созерцания и отрешённости от суетливого мира.

На протяжении многих столетий японские мастера зрели в сердцевинках своих бутонов. Постепенно, лепесток за лепестком, стали открываться прекрасные, благоухающие цветы и XVI век японского искусства сравним с огромным полем начавших раскрываться диковинных растений. Первые зёрнышки японской живописи с глубоким смыслом определили себя в домашнем обиходе. Японский дом в установленных традициях играет особую роль в культуре всей страны. Архитектура в философии восточных стран: Китая, Японии, Кореи, Вьетнама и т.п., не является делом рук человеческих. Дом или святилище были, скорее, естественным продолжением мира, природы в целом, развивающимся по тем же законам.

Огромное внимание в японском доме уделялось ширмам. Они служили разделением двух половин комнат, двух пространств, двух миров, при этом, разделением очень лёгким, ненавязчивым и поддающимся ветру. Если в европейском традиционном доме применялись двери и арки, тяжёлые, монументальные, то в Японии использовались лёгкие, сквозящие ширмы и перегородки, остающиеся верными помощниками неизменным традициям восточных людей. Их дома, где воздух, свет и пространство являются ключевыми аспектами создания архитектуры, служат единственной цели – стать воспроизведением природного, духовного соединения человека с окружающей средой, иллюзией свободы, открытого поля. Такие большие соотношения целостного пространства, простые и ясные, проводят человека вовнутрь дома, в место, где можно почувствовать себя свободно, естественно, в мир тишины, спокойствия и гармонии. Ширмы с панорамными видами Киото – древней столицы Японии, созданные мастером, чьё имя не сохранилось в истории, были зерном, из которого вырастала вся последующая жанровая живопись, в том числе и на ширмах. Живопись на них сейчас воспринимается как произведение искусства, но тогда такое трепетное отношение к своему окружению, глубина человеческой осознанности были совершенно обычным явлением. Создание шедевров на обывательских предметах не являлось редкостью. Как и произведения гениальных композиторов, которые звучали для потехи господ после сытного обеда, и только потом, спустя не один век, стали считаться великими произведениями искусства и наследием всего человечества.

Японская живопись не отличается ни глубиной пространства, ни яркостью палитры, ни звенящей композицией и сюжетом, – словом ничем из того, что свойственно и без чего нельзя себе представить европейскую живопись. Исключительная монохромность, спокойствие красок и композиция, которая очень ненавязчиво, очень тихо притягивает к себе взгляд зрителя, которому с каждой секундой становится все интересней рассматривать каждую деталь произведения и проникаться искусством Японии. Среди картин с мотивами, исполненными в крупном масштабе, свидетельствующими о новом направлении и эволюции изобразительного языка, выделяется ширма «Любование клёнами на горе Такао» Кано Хидэёри (середина XVI века). Любование осенними листьями клёна – одна из древних японских традиций, служащая источником вдохновения для поэтов и художников. Сюжет ширмы представлен многоплановой композицией: расцвет осени в благоухании увядающих деревьев и плодов на первом плане, горные вершины на заднем плане, а само событие – сцена с отдыхающими людьми, расположено между природными явлениями, определяющими человека как нечто промежуточное и срединное. Складывается впечатление, что художник больше уделяет внимание событию повседневной жизни – любованию картиной осени людьми, что является некоторым отступлением от вековых традиций исключительного изображения природы. Вообще, живопись Японии имела два сюжета: зарисовки природы и изображение сцен будничной жизни. Синтез этих направлений Кано Хидэёри решил воспроизвести на росписи ширмы, являющейся посредником двух миров. Художник заострил внимание на коробки с едой, выделив их ярко красным цветом, графинчики, тарелки и фигуры мужчин. Для этих людей, пришедших на поляну с клёнами, стволы которых уже атакованы и разъедаемы лишайником, красота старых деревьев – это повод, чтобы выйти на природу и совместить любование красотой осени с мирскими наслаждениями: едой и обществом.

По своей краткости и созерцательности японская живопись близка японской поэзии, которая очень необычна для слуха европейца. Искусство написания хайку — это умение в трех строках описать момент. И когда коренной житель Японии слышит хайку такого гения, как Мацуо Басё (1644-1694), то воображение уносит его далеко-далеко за пределы обыденного понимания природы, к порогу её обожествления и глубочайшей философии созерцания. Он наслаждается покоем, нерушимой, неизменной тишиной, такой, что слышно как лягушка прыгнула в воду, как гусеница грызет мякоть плода; слышно, как из-под снега пробиваются подснежники, как с ветки сорвался первый лист. Произведения Мацуо Басё – основоположника стихосложения хайку, классика японской поэзии, созвучно с произведениями японской живописи. Вот одно из его стихотворений, посвящённых осени:

И осенью хочется жить
Этой бабочке: пьет торопливо
С хризантемы росу.

В стихотворении говорится о наступившей осени и жажде жизни на пороге зимы. Бабочка, в надежде насытиться последними дарами природы, пьёт росу с хризантемы – цветка Солнца и долголетия в Японии.

Оба художника: и поэт, и живописец обращаются к теме увядания природы, на фоне которой острее проявляется любовь к жизни, осознание красоты и щедрости окружающего мира. Любование осенью, желание впитать последние мгновения уходящего лета – всё это неразрывно связывает лирический текст Басё и жанровую сценку Хидэёри. Их творчество является примером умения видеть красоту в самых обычных вещах. Оно наполнено спокойствием и чувством гармонии с окружающим миром. Тонкий колорит их мастерства, как дыхание весны в морозном феврале, приоткрывает тайну души Художника и его Искусства.